Пятница
16.11.2018
20:27
Форма входа
Категории раздела
Рассказы о рыбалке. [3]
Охотничьи рассказы. [12]
Стихи и песни. [1]
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 203
Друзья сайта
  • КЛАДОВКА
  • Статистика сайта

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    "СИБИРСКИЙ ПРОМЫСЕЛ". Сайт рыболовов и охотников.

    Каталог статей

    Главная » Статьи » Литературная страничка » Охотничьи рассказы.

    Охота пуще неволи... Часть 4.
         ...Но, так или иначе, теперь всё нормально. Теперьможно было бы заняться и охотой. Говорю "можно было бы", потому что не дают морозы. Зима какая-то необыкновенная: начала никак не могла прийти, а теперь держит так, что температура не поднимается выше -40С; -50 по ночам не редкость, а бывает и ниже. Но изба у меня тёплая. Ночью я не подтапливаю и по утрам на уровне нар ниже -3-4 не бывает. Но, Мальчику приходится спать при -15, потому что на полу, даже при раскалённой печке, температура всегда держится не выше 0С. Это всё конструктивные недоделки. Признавая за собой вину, я разрешаю Мальчику проводить время днём на нарах. Границей раздела наших территорий служит свёрнутое в рулон одеяло. Я располагаюсь с одной стороны, положив голову на одеяло, он, таким же образом, устраивается с другой. Так и лежим целыми днями, голова к голове. Делать-то больше нечего.  Я, в основном, размышляю, а Мальчик продолжает спать, отдаваясь во власть сновидений. Время от времени он вдруг то зарычит, то тявкнет прямо мне в ухо. От неожиданности я начинаю возмущаться. Тогда Мальчик примирительно, с извиняющимся видом лизнёт меня в ухо и, убедившись, что я "отошёл", продолжает прерванное занятие. Удивляюсь, откуда в нём такая способность ко сну; у меня её нет и я изнываю от безделья. Оказывается, это очень трудно - так вот лежать и ничего не делать. Теперь я начинаю понимать пенсионеров, которые, лишившись привычной трудовой деятельности, умирают от тоски, сначала фигурально, а потом и по-настоящему. Уверен, что эти люди прожили бы дольше, если бы не меняли так резко образ жизни. Очевидно, я проживу очень долго, так как к старости буду подготовлен и закалён этими периодами безделья, которые в моём возрасте и переносить труднее: энергии-то больше и она рвётся наружу.
     
    1 февраля.
     
         По радио сообщают, что в Якутии морозы доходят до -62С. Такого не было с 1927 года. У нас та же картина. Однако, на охоту я всё таки умудряюсь выскакивать. Мороз такой, что приходится всё делать бегом. У капканов стараюсь задерживаться минимум времени, почти на ходу зачищая их. Но если обнаруживаю добычу, вынужден останавливаться минуты на две. За это время, Мальчик успевает пробежаться вперёд и назад несколько раз: он тоже пришёл к выводу,что от холода спасает только движение. Но убегать далеко от себя я ему запрещаю, вот он и носится по лыжне туда и обратно, отрываясь от меня только на метров 100-150. Так, в бегах по пересечённой местности и проходит охота. Но зато я снял хороший урожай. Ведь не проверял целый месяц. За это время на путиках застряло 12 соболей, а ещё в шести капканах остались лапки.  Это уже поработали мои конкуренты. На сей раз, орудовали уже не песцы. Трёх сорвала россомаха, двух съели сами соболя, а одного подобрал волк. Россомаха и соболя-"каннибалы" были наказаны тут же, а вот волк оказался хитрее всех и избежал наказания. Происходило всё это так.
         Росомаха вышла на один из моих путиков,привлечённая запахом приманки. На моё несчастье, прошла она совсем недавно, когда на путике уже попались два соболя. Она не раздумывая сорвала их с капканов и сожрала. Быстро разобравшись, что к чему, она решила не сходить с лыжни и пошла дальше. Но в одном месте, пытаясь сбросить приманку с жерди, она угодила лапой в капкан. Борьба  капканом длилась около получаса. Я понял это по плотности снега, вытоптанного зверем во время попыток вырваться из железных тисков. Силища у росомахи, как у медведя, поэтому проволока, в конце концов, оборвалась и капкан остался на лапе. Однако, урок не пошёл ей на пользу и она угодила в следущий капкан, который стоял под деревом. И только после этого ушла с лыжни, унося оба капкана на лапах. Андрей рассказывал мне впоследствии, что видел её следы на своих путиках. Но к приманкам она уже не подходила.
         Третьего соболя съела другая росомаха буквально за несколько часов до моего прихода, потому что Мальчик взял след и пошёл по нему. Однако, после безуспешной борьбы со снегом, он выбился из сил настолько, что я вынужден был отозвать его и прекратить преследование. Дело в том, что длительные морозы изменили структуру снега и он стал совсем непроходимым. Внизу, у земли, он разрыхлился, образовав даже пустоты, а наверху покрылся коркой. По такому снегу много не пройдёшь. Стоит пробить поверхностную корку - а она непрочная, - как проваливаешься до земли. Поэтому Мальчик, сойдя с лыжни, утонул в снегу с головой. Я на лыжах проваливался по колено, а без лыж - по пояс. Пёс пытался преследовать росомаху прыжками. Но ведь, постоянно ныряя, как в воду, долго не напрыгаешься. Росомаху-то корка снега выдерживала, потому что лапа у неё широкая, соболя - тоже, а вот волк уже проваливается, хотя след у него в четыре раза крупнее собачьего.
         Что же касается "каннибалов"-соболей, то они поплатились за разбой своей жизнью, угодив в наземные капканы. Один даже не успел переварить своего собрата, в чём я убедился препарировав его из любопытства.
         Но, волка наказать не удалось - слишком осторожный зверь, не в пример соболю или, тем более, росомахе. Выйдя на лыжню, он к приманкам не подходил. Да и вышел-то он на неё лишь потому,что тяжело ему по такому снегу ходить. Однако, мимо попавшего в капкан соболя не прошёл. Умный бестия, сразу собразил, что теперь уж капкан ему не опасен. Так и ушёл безнаказанным.
         Увидев волчий след, Мальчик ничуть не смутился. Даже попытался преследовать волка. Но я запретил: слишком неравные силы. В единоборстве с собакой, волк всегда выходит победителем. А с Мальчиком ему расправиться ничего не стоит. Тот ещё глуп и обязательно ввяжется в драку, на свою погибель. Мне уже несколько раз приходилось спасать его.
         Впервые это было с Рыжим, кобелем Андрея. Они с первой же встречей не взлюбили друг друга. Встречаюсь я с Андреем только у него в избе, где Рыжий считает себя полноправным хозяином и любого пришельца, а тем более кобеля встречает враждебно. К этому примешивается и чувство превосходства, так как Рыжий гораздо крупнее Мальчика и старше его. Если два кобеля живут вместе, то кто-то из них занимает главенствующее положение, а кто-то должен уступить. Рыжий считал, что уступать должен Мальчик. Но Мальчик придерживался на этот счёт иного мнения. Он вообще, никогда, никому не уступал, несмотря на свой маленький рост, и здесь не намеревался это делать. Видя всё это, мы с Андреем держали кобелей на цепях у своих нар. Погулять выпускали по очереди. Но стоило оставить их одних, как они рыча, рвали цепи, пытаясь достать друг друга. И однажды, подходя к базовой избе в одно из своих посещений, я увидел Рыжего, сидевшего перед избой, а рядом, скаля зубы, уже вертелся Мальчик. До дома было метров сто. Тут я увидел и Андрея, возвращавщегося с охоты. Собаки, как обычно, нас опережают. Андрей был от избы ещё далеко и, кроме того, ничего не видел. Я поспешил к собакам, пока они ещё не сцепились. Но напрасно. Увидев меня, Мальчик решил, что идёт подмога и бросился на Рыжего. Завязалась жестокая драка. Я понял, что сцепились они насмерть, и если не задушат друг друга, то во всяком случае покалечат. И потому бросился разнимать этот клубок ярости. Раза два или три мне удавалось расцепить их, но долго держать их за загривки я был не в состоянии. Ослеплённые ненавистью и неуступчивостью, звери рвались друг к другу и силы меня оставляли. Я закричал Андрею. Тем временем псы уже начали хрипеть. Мы смогли их расцепить только объеденёнными усилиями. Опоздай Андрей на минуту - и мы лишились бы своих собак.
         Два дня после этого собаки залечивали свои раны. У Мальчика была прокушена в нескольких местах лапа, но, к счастью, кость и сухожилия не пострадали. У Рыжего морда была искусана настолько, что, опухнув, стала похожей на бульдожью. Я уж не говорю о кровоподтёках, которые остаются на теле после укусов. Сдирая шкуры с соболей или песцов, покусанных Мальчиком, я видел какие следы остаются после его зубов.
         Другой раз он ввязался в драку со сворой Фишбуха, когда мы были в деревне. Уж они-то разорвали его в клочки. Опять пришлось вмешаться, схватив подвернувшуюся под руки жердь.
         Вообще, нужно сказать, Мальчик ведёт себя слишком независимо и неосторожно. По деревне он ходит, пересекая "чужие" владения с таким нахальством, что "хозяин", мне кажется, даже теряется от такой наглости. Может быть, поэтому ему и не достаётся по-настоящему от других собак? А в том, что собаки в деревне злы и безжалостны, сомневаться не приходится, потому что то и дело видишь задранных в драке животных. Рассказывают, что нередко их тут же и сжирают. Не удивительно, ведь большинство хозяев не кормят собак. Только охотники-промысловики по-настояшему заботятся о своих помощниках.
         Изучив натуру Мальчика, я понял, что он не задумываясь бросится и на волка. Ведь волк внешне не отличается от собаки. Но зато хватка у них разная. Если собака кусает и отпускает, то волк хватает и рвёт, не разимая челюстей. Поэтому, волчьи раны намного опаснее собачьих. Мальчик никогда не видел волка, и поэтому легко спутает его с собакой. А мне известно, как он ведёт себя с одинокими псами в моём присутствии: налетает на них молча, сбрасывает на землю и становится над ними с оскаленной пастью. Сбитая с ног собака обычно поднимает лапки кверху. Но волк, лапки не поднимет, он вцепится в шею и мне придётся на век расстаться со своим другом. Я этого не хочу и поэтому оберегаю его. Чёрт с ним, с этим волком, хотя, откровенно говоря, мне хотелось бы взять реванш за прошлогоднюю неудачу.
         В прошлом году всё произошло как-то сумбурно и глупо. Я был ещё тогда в компании братьев Карповых и как-то пошёл с Рыжим в одну из избушек. Была поздняя осень и лёд на реке только стал. Утром, поднявшись с постели, я вышел за дверь. И вдруг, явственно услышал волчий вой. Забежав за избу, увидел на реке волка, который не спеша шёл мимо, временами останавливаясь, чтобы повыть. Пригибаясь, я попятился назад, опрометью бросился в избу, схватил ружьё и мигом вылетел обратно. За мной выскочил и Рыжий. Расстояние до волка было около 100 метров и он уходил. На ногах у меня были ботинки, надетые на босу ногу, а вокруг снег по колено. Я спешно прицелился и выстрелил, хотя с такого расстояния круглой пулей вряд ли попадёшь. Волк остановился и стал озираться. Промах. Я выстрелил снова. Волк подскочил, как ужаленный и бросился бежать по льду к острову. А Рыжий, увидев направление моих выстрелов, помчался с обрыва вниз. Но, заметив на льду "собаку" на мгновение замешкался. Ведь он не привык охотиться на собак и поэтому недоумённо искал глазами привычный объект преследования. Однако, когда я послал с досады вдогонку ещё один заряд, он припустил за волком.
         И тут я испугался. Оставшись один на один с Рыжим, волк быстро разделается с ним. Я почти кубарем скатился с обрыва и побежал, на ходу пытаясь командой отозвать Рыжего обратно. Тем временем волк, добежав до острова, остановился и сел, глядя на погоню. Это олимпийское спокойствие не ускользнуло от внимания Рыжего. Поэтому, он не налетел на волка, а благоразумно замедлил бег и обошёл его стороной. Всё-таки сказался житейский опыт. Рыжий, в отличии от Мальчика, не нападает на противника сразу. Он сначала оценит его силу. Сейчас он тоже ритуально подошёл к крупному камню и сделал отметку, задрав ногу. Волк встал, подошёл к тому же камню и сделал то же самое. По поведению Рыжего я понял, что он оценил силу противника и не спешит вступать с ним в драку, хотя по комплекции они были почти одинаковыми. После ритуала отметин наступает этап обнюхивания. Если Рыжий подпустит к себе, беда неминуема. Я бежал, что есть мочи, стараясь предупредить сближение, снова выстрелил, хотя знал, что не попаду. Однако пуля, вероятно, прошла так близко, что волк шарахнулся в сторону и пустился наутёк к противоположному берегу реки. Рыжий остался на месте. Беспрецендентный случай для поведения собаки. Но, Рыжий - пёс умный и опытный. Видимо, он прекрасно оценил ситуацию и понял, с кем имеет дело.
         Добежав до берега, волк снова остановился, сел и стал наблюдать за нами. Я израсходовал все патроны и позвал Рыжего назад. Волк тоже подался в тайгу.
         Так, бесславно окончилась моя первая встреча с волком. Виной всему ружьё. Из винтовки я с первого же выстрела уложил хищника на месте. На будущее наука. Вести прицельную стрельбу из ружья пулей, да ещё круглой - бессмысленное занятие. В этих случаях надо пользоваться картечью.
         И вот сейчас, несмотря на жажду реванша, я решил не рисковать. Мальчик для меня дороже, чем волчья шкура. Ещё не известно, какие последствия были бы от этой встречи. Пусть мой пёс сначала повзрослеет, а с крупным зверем ему ещё не раз придётся встретится.
     
    19 февраля.
     
         Вот и февраль пошёл на убыль. А морозы сдали только 17-го. В первой декаде месяца я успел проскочить на базу и просидел там самые сильные морозы. Андрей был рад этому. Температура опускалась до -52С, и мы всё равно сидели бы в своих избах. Так лучше вдвоём коротать зимние вечера. Правда, они стали не такими длинными, как раньше. Здесь день растёт быстрее, чем в наших широтах, в Москве. Летом он здесь будет круглосуточным. Впервые видел северное сияние. Красиво. Вообще, я заметил, что здесь в несколько раз чаще наблюдаются атмосферные оптические явления типа гало, небесных крестов, двойных и тройных солнц, вертикальных световых столбов и даже радуг. Для любителя и коллекционера метеорологических явлений здесь истинно заповедный край. Любуйся в своё удовольствие. А летом, небо даже ещё красивее - переливается такими красками, таким обилием полутонов, каких нигде не бывает. Это привилегия только Севера. На юге, краски обычно гуще, ярче и не столь нежны и разнообразны.
         Однако, я заметил в себе некоторые перемены. Меня почему-то перестали трогать эти и подобные им явления. Я стал более безразличным ко всему. Меня, например, уже не волнуют неудачи на охоте, да и удачи, я не переживаю так бурно, как раньше. Это явный признак моральной усталости. Между прочим, с Андреем происходит то же самое. Появилась тоска по дому. Не знаю, чем это объяснить. То ли однообразием обстановки и отсутствием перемен, то ли нескончаемыми морозами, которые изматывают не только физически, но и морально. На охоте очень быстро устаю, хотя работаю и таскаю гораздо меньше, чем в первую половину сезона. Зато всё время хочу есть и спать. Очевидно, это реакция организма на переутомление. Что же, если организм требует, надо, пока не позно, удовлетворить его потребности, чтобы потом не произошло необратимых явлений типа истощения нервной системы. Пища и сон - лучшее лекарство против переутомления. Буду лечиться эти дни. Но вообще пора сворачиваться.
     
    5 марта.
     
         Лечение пошло на пользу, но всё равно тоска по перемене мест осталась. Может, это действует весна? Днём теперь на солнце так тепло, что я даже пытался загорать. Лицо-то давно почернело, как у альпиниста в горах. Дни стоят погожие. Тайга тоже ожила. Глухари теперь больше времени проводят на деревьях, греясь на солнце, а не в снегу. Так что у меня снова появилось свежее мясо. Но пушной промысел пошёл на убыль. Мне кажется, его нужно заканчивать в феврале. Да и вообще, всё хорошо в меру. Недавно был на базе. Андрей тоже хандрит. Сожалели, что не можем сами выбраться из тайги.
         Я составил и заполнил, наконец, свои таблицы. Начал анализировать. Получаются интересные вещи. Пришлось даже изменить некоторые свои представления. Но заодно, получил подтверждение другим своим предположениям. В общем, выводы полезные, хотя кое-что ещё не чсно.
     
    18 марта.
     
         Когда Архимеда озарило прозрение, он вскричал: "Эврика!", выскочил из ванны и понёсся по улице, забыв от радости даже накинуть на себя тогу. Нечто подобное произошло и со мной: меня тоже озарила гениальная (так, во всяком случае, я решил) мысль, и мне также захотелось выскочить из избы и пуститься вокруг неё в пляс, излбражая танец "Озарение". Но я более сдержанно выразил свои чувства по сравнению с экспансивным эллином, хотя для меня моё открытие имело не меньшее значение.
         Всё оказалось очень просто, до элементарности просто. Удивителько, как трудно люди постигают простое. У меня, во всяком случае, это прозрение наступило только на 14-е сутки беспрерывного анализа своих выкладок. Но зато теперь, я знаю о соболях всё, что мне нужно.
         Итак, что же мне стало известно? Я уже писал раньше, что наши познания о жизни соболя отрывочны и неполны. А после того, как были составлены таблицы, у меня появилось много таких сведений, о которых я и не подозревал. В часности, я выявил по месяцам приход соболей в район моего промысла, периодичность их подхода. Затем, анализируя схему вылова, заключил, что соболь ко мне идёт не с востока, как предполагал раньше, а с севера. Это было непонятно. Ведь на востоке целина, там никто не промышляет, но оттуда соболь не идёт, хотя, казалось бы, все условия для этого: река-то течёт с востока на запад, вот и иди вдоль реки. Ведь ходовой соболь - а это известно - концентрируется всегда у рек. Выявилась и ещё одна загадка: соболь почти не шёл и с юга. Сначала я полагал, что всему виной песцы, которые посягнули на кормовую базу соболей и тем вынудили их уйти с севера. Но потом понял, что одними песцами всё объяснить нельзя. Значит, что-то другое? И вообще, почему соболь мигрирует? Недостаток кормов? Так расширяй свою территорию, а не уходи с неё. А если места в тайге хватает не всем, то всегда ли такое наблюдается или только в неурожайные кормовые годы?
         Вот изложение моих выводов.
         Летом, когда пищи много, большое семейство соболей может жить на сравнительно малой площади. Но к зиме, особенно после установления глубокого снежного покрова, условия для добывания пищи ухудшаются. Начинается борьба между соболями за овладение территорией. Сильные изгоняют слабых и остаются на месте, а слабые вынуждены покидать насиженные места в поисках новых угодий. Естественно, чаще всего это молодняк. Вытесненные из подных мест, звери порой так и уходят целым выводком. Если поблизости обнаруживаются свободные площади, соболи задерживаются на них. Но, как правило, всё бывает занято, и пришельцам приходится отвоёвывать жизненное пространство. И опять, побеждает сильнейший, а слабые продолжают мигрировать. Эти миграции, в конце концов, приводят обездоленных соболей к естественным преградам, коими являются, например, крупные реки. Соболь неохотно переходит по льду реки, предпочитая сначала походить вдоль берегов, тем более, что здесь и пищи больше (зайцы, куропатки и т.д.). И, чем крупнее река, тем дольше на ней задерживается. Так что зимой у крупных рек всегда соболей больше, чем в остальных частях тайги, их плотность здесь выше и она непрерывно растёт за счёт пополнения из тайги. И тем больше будет ходового соболя, чем меньше урожай его корма в тайге, ибо в этом случае, хозяева территорий вынуждены расширять свои владения за счёт соседей. Таким образом, в тайге остаются наиболее сильные особи.
         Для ходового соболя естественными препятствиями являются не только река, но и горы с "лысыми" вершинами. Он такие горы обходит по подножию. Здесь поток соболей уплотняется, одновременно образуя миграционную тень в тыловой зоне горы. Вот почему, некоторые мои путики, расположенные вдоль реки и блокированные горами, не давали добычи. Зато в "коридорах" между горами я имел рекордные уловы.
         Теперь мне понятно, почему в одних местах соболя всегда много, а в других, хоть тресни, нет. Некоторые охотники, выбирая место для путика, смотрят на лес, на его состав. А надо смотреть на рельеф. Состав леса тут ни при чём. В березняках я, кстати, добывал больше, чем в ельниках и кедрачах. И вот теперь, когда глянул на гипсометрическую карту, мне стало ясно, почему соболь шёл ко мне, в основном, с севера, а не с юга. Хотя влияние песцов я не исключаю.
         Таким образом, уяснив эти основы, я могу теперь осмысленно вести лов, заранее зная, где можно ожидать хороших уловов, а где нет. Причем, я совсем откажусь от практики "поперечных" путиков, располагая капканы лишь вдоль реки и в "коридорах" между горами.
         Такое решение продиктовано следующими соображениями. Сознавая, что в тайге остаются наиболее сильные и приспособленные к жизни особи, а у рек скапливаются "излишки" воспроизводства, нам, охотникам, следовало бы отлавливать лишь эти "излишки". Тем самым, охотники превратились бы в своего рода "чистильщиков", которые вылавливают то, что всё равно обречено на вымирание. Ведь при такой плотности соболей у рек, им не хватает корма, и потому-то и развивается среди них "каннибализм". Короче, так или иначе, но большинство ходовых соболей всё равно не доживает до лета. Так пусть они лучше пойдут на службу человечеству, становясь предметом роскоши его прекрасной половины.
         Что же касается неходовых соболей, то трогать их не следует, потому что, если мы начнём отлавливать и основных производителей, то нанесём двойной ущерб. Во-первых, подорвёв воспроизводство, а во-вторых, лишим соболей условий для образования "излишков", которые так необходимы для естественного отбора, для того, чтобы потомство давали лишь наиболее приспособленные к жизни особи. Если в процессе воспроизводства начнут принимать участие все особи, в том числе и те, что могут дать неплноценное потомство, биологическому виду начнёт угрожать вымирание, и уже не только извне, но и изнутри. Такого не должно произойти.
         Вот почему я решил вести лов только ходовых соболей и вот почему, я отказываюсь от глубоких рейдов в дебри тайги, локализируя свою деятельность лишь у рек и в "коридорах" между горами. Теперь я могу ответить Фишбуху, почему необходимо отказаться от его метода охоты. Злоупотребление собакой подрывает саму основу воспроизводства соболей. Хорошо, что у нас пока ещё много свободных территорий и хищнический промысел не вызывает пока ещё необратимых последствий.
     
    23 марта.
     
         И вот, наконец, я в последний раз пришёл на базу. Послезавтра за нами прилетит самолёт и заберёт нас отсюда на несколько месяцев. Наши избушки останутся на попечении диких зверей и туристов (тоже, по-видимому, не менее диких). Но я надеюсь, что всё останется в целости и сохранности, так как расчитываю не столько на порядочность последних, сколько на собственную предусмотрительность: вряд ли кому-нибудь удастся обнаружить моё зимовье. А вот база наша стоит на самом обрыве и не заметить её невозможно. Поэтому, Андрей наиболее ценные вещи унёс в другие избушки, оставив здесь то, что не обидно будет потерять (хотя, необидных потерь не бывает.
         Должен заметить в этой связи, что туристы попадаются разные. Чаще это люди порядочные, интеллигентные. После посещения они оставляют доброжелательные записки, нечто вроде записей в книге отзывов. Но, иногда, бывают и подонки.
         Да, тайгу посещают разные люди...
         В сущности говоря, и мы, городские охотники, в некотором роде те же туристы, искатели приключений. Только наш выезд в тайгу гораздо продолжительнее и поэтому сопряжён с необходимостью оправдать его материально. Мы, так сказать, пытаемся совместить приятное с полезным. Не знаю, может быть, не все охотники так мыслят, но за определённую их часть, с которой мне пришлось контактировать, я отвечаю. 
    "Речь идёт о стремлении человечества к общению с природой, всё усиливающимся со временем и становящимся крайне необходимым одновременно с быстрым развитием урбанизации во всём мире и в нашей стране в частности. Когда человек жил среди природы или когда она всюду была поблизости в необходимой дозе, потребность в контакте с ней остро не ощущалась. Теперь же, особая тоска по природе, своеобразная жажда общения с ней, приобретает всё более конкретные формы. Эту особенность состояния психики современного человека стали не только  специально отмечать, но также и изучать. Постепенно всё более выясняется, что природа играет в жизни человека более серьёзную роль, чем предполагали. Всё более очевидным становится тот факт, что жизнь без полноценного контакта с природой становится ущербной и потенциальные возможности человеческого организма реализуются не полностью. По-видимому, учёные стоят на пороге раскрытия конкретной сущности явления "тоски по природе". Возможно, сто настало время специалистам особо классифицировать это состояние человека, так же определённо, как это сделано врачами и психологами для ностальгии, назвав его натуральгией".
         Эту цитату я взял из послесловия к книге Эрика Кольера "Трое против дебрей", написанного Е.Е.Сыроечковским и Э.В.Рогачёвой. Она наиболее полно и точно отвечает на вопрос, почему сейчас так много в тайге пришельцев из города, как охотников, так и просто туристов (особой разницы между ними я не вижу). Для городского человека такой выход в тайгу сопряжён с большими трудностями и осложнениями. Вот почему, я называю его авантюрой. Но, покидая привычные городские условия, человек в действительности возвращается в забытый мир, в родную колыбель, ибо чувствует,  что не может долго жить в отрыве от неё. Он, подобно легендарному Антею, должен прикоснуться к породившей его природе, чтобы она снова влила в него силы жизни. Без природы, человек засохнет и погибнет. И он стал беречь её, ибо понял, что она даёт ему не только материальные ценности, но, что главнее всего, богатую духовную жизнь. Человек - венец природы, любимое её дитя. Природа отдала ему всё самое лучшее и совершенное. Но человек никогда не сможет возвыситься над природой настолько, чтобы обойтись без неё. Он всегда будет ощущать потребность в общении с ней... чтобы оставаться Человеком.            
                   
     
    Категория: Охотничьи рассказы. | Добавил: Bergal (04.01.2011)
    Просмотров: 3390 | Рейтинг: 4.0/12
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]